image_pdfimage_print

Отсутствие политической воли для репатриации тел погибших солдат

Вилли Фотре, директор организации Права человека без границ

 

   HRWF (12.12.2022) – Десятки тысяч российских солдат были убиты, многие из них брошены на полях сражений в Украине, и есть лишь слабая надежда на то, что их семьи получат обратно тела погибших.

Если они будут считаться только “пропавшими без вести”, семьям не будет выплачена никакая денежная компенсация. Более того, чем меньше будет публичных похорон, тем лучше, поскольку российское население будет продолжать оставаться в неведении относительно масштабов человеческих потерь в Украине и будет менее склонно протестовать против войны.

Постоянный представитель Украины заявил в ООН

В начале марта постоянный представитель Украины при ООН Сергей Кислица на заседании Совета Безопасности ООН призвал Международный комитет Красного Креста (МККК) помочь Украине в вывозе тысяч тел погибших российских солдат, разлагающихся на полях сражений Украины.

“Учитывая, что российское руководство пытается скрыть реальные потери и решительно отрицает любые разговоры о способах репатриации тел своих солдат, Украина сталкивается с дополнительной угрозой кризиса в области здравоохранения. Речь идет о многих тысячах тел, разлагающихся на полях Украины, – тел российских солдат”, – сказал он.

Вице-премьер-министр, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ирина Верещук тогда заявила, что российское руководство категорически отказывается вывести своих павших солдат из Украины.

Российские трупы накапливаются, говорят украинские чиновники

Статья, опубликованная агентством NPR 14 июня,  раскрывает некоторые конкретные аспекты этого вопроса:

“Украинские официальные лица не уточняют, сколько российских трупов лежат невостребованными в переполненных моргах и железнодорожных вагонах-рефрижераторах”. По данным украинского правительства, за последние недели Украина и Россия обменялись останками лишь около 200 военнослужащих с каждой стороны.

Украинские власти настаивают, что тела российских солдат накапливаются потому, что Кремль отказывается их признавать.

Лямзин, глава военно-гражданского сотрудничества Украины, неоднократно отказывался отвечать на вопросы NPR о том, как происходит обмен останками солдат, однако, в прошлом месяце он сообщил журналистам, что украинская сторона “готова вернуть [тела] хоть сегодня, хоть завтра”.

В России, тем временем, попытки получить тело солдата, погибшего в Украине, сопряжены с трудностями, поскольку российские власти “всё держат в секрете”, – говорит Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей, российской некоммерческой группы, защищающей интересы семей военнослужащих.

Мельникова утверждает, что официальный список российских солдат, погибших или пропавших без вести в Украине отсутствует, “и поэтому вся эпопея ложится на родственников, которые пишут и звонят повсюду” в поисках информации.

Она добавляет, что даже когда фотографии погибших солдат с металлическими жетонами появляются в Интернете или на форумах в социальных сетях, российские официальные лица заявляют, что это могут быть подделки.

Украинская железная дорога предоставила вагоны-рефрижераторы

“Укрзализныця” – государственная компания “Украинские железные дороги”, заявила на своем сайте, что она предоставила вооруженным силам Украины 20 вагонов-рефрижераторов для вывоза погибших российских солдат из нескольких районов, включая Одессу. Всего через 72 часа председатель “Укрзализныци” опубликовал в своем личном Telegram-канале сообщение о том, что Россия так и не приехала их грузить. Ради “победоносной” пропаганды они готовы лишить матерей даже возможности похоронить тела”, – написал Александр Камышин.

Правительство Украины заявило, что все еще ждет запроса от российских властей о репатриации тел погибших. Вице-премьер-министр Украины сообщил, что вопрос сбора и идентификации тел обсуждался на встрече премьер-министра Дениса Шмыгаля с президентом Международного комитета Красного Креста Петером Маурером в четверг. Однако МККК не подтвердил, оказывает ли он помощь Украине в возвращении российских останков на родину, что предусмотрено международным правом.

Намеки на масштабы потерь российских войск начали появляться в видеороликах и сообщениях. 18 марта белорусская служба Радио Свободная Европа/Радио Свобода, финансируемой США медиа-организации, опубликовала изображения российских колонн скорой помощи, прибывающих в полевые госпитали на юге Беларуси, недалеко от границы с Украиной, и сообщила, что морги в этом районе переполнены. В репортаже англоязычного украинского СМИ The Kyiv Independent от 21 марта сообщалось о том, что украинская группа быстрого реагирования обнаружила российских солдат, похороненных в необозначенных братских могилах в Русанове, селе к востоку от столицы, – оставленных в куче без удостоверений личности и документов. (Источник: CNN, 23 марта).

Красный Крест: “Мы не похоронное бюро”

Об этом заявил представитель Международного комитета Красного Креста (МККК) Жерар Понтрадольфи, в Киеве в своем интервью “Украинской правде – Життя”  (4 апреля).

“Власти пытаются возложить ответственность за это на МККК. Мы не похоронное бюро. Но мы можем предоставить им все необходимое”, – сказал Понтрандольфи.

По его словам, МККК также нуждается в информации о пострадавших, чтобы сообщить их семьям.

“И, если честно, мне все равно, какая это семья – из Украины или России. Я хочу убедиться, что каждый родитель, каждая мать имеет возможность узнать, где находится ее погибший ребенок. И мы готовы поддержать правительство в этом.  Но возвращать тела – это обязанность властей”, – заявил представитель Международного комитета Красного Креста в Киеве.

Мертвые или живые? О лжи российских военных

14 июля BBC  опубликовала откровение российской матери, которая под прикрытием анонимности рассказала, как армия лгала ей о положении ее сына:

“В начале марта мне позвонил сержант с базы, где служил мой сын. Он, наверное, обзванивал всех родителей”, – говорит она.

“Он сказал мне, что с ребятами все в порядке, что они на связи с ними каждый день. Мы поддерживали связь в течение марта, и он продолжал говорить, что с ними все в порядке”.

“Затем мужчина, назвавшийся другом моего сына, прислал мне сообщение. Я его не знала. Он нашел меня в социальных сетях. Он сказал, что моему сыну оторвало ногу и что он мертв. Я сделала много звонков и пыталась встретиться с официальными лицами. Но никто ничего не мог мне сказать.

В конце концов, сержант, с которым я разговаривала ранее, сказал мне: “В последний раз ваш сын выходил на связь 23 февраля”.

“Так почему же вы звонили [чтобы сказать, что все в порядке]? Просто чтобы успокоить нас?”

“Извините, я всего лишь сержант”, – сказал он.

Мать дважды писала в военкомат и Министерство обороны, чтобы узнать, где, когда и как “пропал” ее сын, но ответа не получила. Ей сказали только, что он принимал участие в “специальной военной операции” и что он пропал без вести”.

Без изменений с начала войны

4 ноября газета New York Times в статье под названием  “Разочаровывающие и часто бесплодные: поиски пропавших российских солдат” сообщила: “Российские семьи, разыскивающие своих близких, утверждают, что система поиска пропавших солдат была дезорганизованной и отличалась дисфункцией с самого начала”.

Все эксперты, анализирующие войну России с Украиной, сходятся во мнении, что президенту Путину наплевать на своих солдат, чьи жизни – просто пушечное мясо. Так как же он может переживать за их трупы?

Более того, помня, какую политически дестабилизирующую роль сыграл Комитет солдатских матерей во время войны России в Афганистане, это часть его стратегии – замалчивать или лгать о количестве человеческих потерь.

Пропаганда щедрых компенсаций семьям, потерявшим сына или отца, – лишь дымовая завеса и мираж. В официальном дискурсе будет раздута цифра “пропавших без вести” солдат,  и потому  они не будут считаться  погибшими. Когда крейсер “Москва” был потоплен украинской армией в Черном море, моряки, тела которых не были найдены, стали считаться “пропавшими без вести”.

Гражданам России следует помнить, что в Москве нет политической воли для репатриации тел погибших российских солдат.

1: Белый фургон, помеченный красным крестом и номером 200 – военный код для транспортировки мертвых солдат

2: Постоянный представитель Украины в ООН Сергей Кислица заявил, что Россия бросает трупы своих солдат (Укринформ)

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com
Menu

Notice: Trying to get property 'term_id' of non-object in /home/hrwfe90/domains/hrwf.eu/public_html/wp-content/plugins/responsive-menu/v4.0.0/inc/classes/class-rmp-menu.php on line 435